Наукові конференції, Научные конференции » Науковий потенціал 2014 (25-27.03.2014р.) » Бурлака А. И., д. мед. н., проф. Гаркавый С. И., д. мед. н, проф. Коршун М. М. ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ДЕТЕРМИНАНТ СОДЕРЖАНИЯ ТРИГАЛОМЕТАНОВ В ВОДЕ ПЛАВАТЕЛЬНЫХ БАССЕЙНОВ ПРИ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ШКОЛАХ

Бурлака А. И., д. мед. н., проф. Гаркавый С. И., д. мед. н, проф. Коршун М. М. ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ДЕТЕРМИНАНТ СОДЕРЖАНИЯ ТРИГАЛОМЕТАНОВ В ВОДЕ ПЛАВАТЕЛЬНЫХ БАССЕЙНОВ ПРИ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ШКОЛАХ

Категорія: Науковий потенціал 2014 (25-27.03.2014р.), Медицина

УДК: 628.1.034:628.162:613.471

 

ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ДЕТЕРМИНАНТ СОДЕРЖАНИЯ ТРИГАЛОМЕТАНОВ В ВОДЕ ПЛАВАТЕЛЬНЫХ БАССЕЙНОВ ПРИ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ШКОЛАХ

аспирант Бурлака А. И., д. мед. н., проф. Гаркавый С. И., д. мед. н, проф. Коршун М. М.

Национальный медицинский университет имени А. А. Богомольца, Украина, г. Киев

 

В статье представлены результаты исследования качества воды плавательных бассейнов (ПБ) при общеобразовательных школах г. Киева на наличие тригалометанов (ТГМ). Приведена сравнительная оценка качества воды ПБ при использовании разных методов ее обеззараживания воды: хлорирования и комбинации хлорирования с озонированием. Изучено влияние некоторых факторов (недельной рабочей нагрузки, перманганатной окисляемости, температуры и pH воды) на образование ТГМ в воде ПБ. Установлена статистически достоверная связь между концентрацией хлороформа или суммы ТГМ, с одной стороны, и перманганатной окисляемостью, температурой воды или количеством посетителей в ПБ, с другой. Между образованием ТГМ и pН воды в чашах исследуемых ПБ корреляционная связь не обнаружена.

Ключевые слова: плавательный бассейн, качество воды, тригалометаны, хлороформ, обеззараживание воды.

 

Бурлака А. І., Гаркавий С. І., Коршун М. М. Гігієнічна оцінка детермінант вмісту тригалометанів у воді плавальних басейнів при загальноосвітніх школах / Національний медичний університет імені О. О. Богомольця, Україна, м. Київ

У статті представлені результати дослідження якості води плавальних басейнів (ПБ) при загальноосвітніх школах м. Києва на наявність тригалометанів (ТГМ). Наведені дані порівняльної оцінки якості води ПБ при використанні різних методів її знезаражування: хлорування і комбінації хлорування з озонуванням. Вивчено вплив деяких факторів (тижневого робочого нантаження, перманганатної окиснюваності, температури та pH води) на утворення хлороформу і ТГМ у воді досліджуваних ПБ. Встановлено статистично достовірний зв΄язок між концентрацією хлороформу чи сумою ТГМ, з однієї сторони, і перманганатною окиснюваністю, температурою води або кількістю відвідувачів у басейні, з іншої. Між утворенням ТГМ і pН води в чашах досліджуваних ПБ кореляційного зв΄язку не виявлено.

Ключові слова: плавальний басейн, якість води, тригалометани, хлороформ, знезаражування води.

 

Burlaka A. I., Garkavyi S. І., Korshun M. M. Hygienic assessment of determinants of trihalomethane concentrations in the water of swimming pools at schools / Bogomolets National Medical University, Ukraine, Kiev

Results of laboratory tests of water quality of 2 swimming pools at schools were analyzed for trihalometanes (THMs) concentrations. The data comparative assessment of water quality at swimming pools with different disinfection methods (chlorination and combination of chlorination and ozonation) were given. The influence of total organic content (reacts with KMnO4), water temperature, pH, weekly workload on the intensity of THMs formation was studied. Results of correlation analysis showed a statistically significant correlation between the chloroform and total THMs concentration, from the one side, and total organic content, water temperature and weekly workload, from the other side. Between the formation of THMs and pH of water correlation was not found.

Key words: swimming pool, water quality, trihalomethanes, chloroform, water disinfection

 

Актуальность. С 70-х годов ХХ столетия известно о том, что при хлорировании, в результате реакции между остаточными количествами дезинфектантов и органическими веществами, присутствующими в воде, могут образовываться побочные продукты дезинфекции (ППД) [1].

В плавательных бассейнах (ПБ) формированию ППД, в частности тригалометанов (ТГМ), в воде способствует как большое количество органических веществ, которые попадают в воду от пловцов, так и постоянная циркуляция воды в сочетании с длительным обеззараживанием. Первые исследования наличия ТГМ в воде и воздухе закрытых помещений ПБ были проведены в Германии и США в 1979-1980 годах. Концентрации суммы ТГМ в воде ПБ достигали 1200 мкг/дм3. Дальнейшие исследования в разных странах мира подтвердили значительные концентрации ТГМ в воде бассейнов (табл. 1).

Присутствие в воде ПБ ТГМ обусловливает необходимость контроля над их образованием, поскольку существует высокая вероятность поступления указанных химических соединений в организм пловцов ингаляционным, транскутанным и пероральным путями. Эпидемиологические исследования показали, что риск влияния ТГМ на организм человека во время купания или плавания выше, чем при употреблении питьевой воды [2]. Несмотря на это, критериев оценки качества воды ПБ по содержанию ТГМ в Украине до сих пор не существует, в отличие от Российской Федерации и стран Европы, где нормативы содержания хлороформа в воде ПБ составляют: в России − 100 мкг/дм3, Германии, Швейцарии – не более 20 мкг/дм3, Дании − 50 мкг/дм3 [3-5].

Таблица 1.

Тригалометаны в воде плавательных бассейнов в разных странах мира

 

Страна

∑ ТГМ

ХФ

БДХМ

ДБХМ

БФ

Ссылка

мкг/дм3

США

113−430

-

-

-

-

Beech et al.,1980;

-

3−580

0,1−105

0,1−48

0,1−183

Armsrtong and Golden, 1986

Германия

1200

 

 

 

 

Batjer et al.,1980;

-

43−980

0,1−150

0,1−140

0,1−88

Lahl et al., 1981;

-

0,5−23,6

80,7

1,8−16,5

8,9

0,1−3,4

1,5

0,1−3,3

0,1

Ewers et al., 1987;

Puchert, 1994

-

3−27,8

0,69−5,64

0−6,51

0,02−0,83

Cammann & Hubner, 1995;

-

7,1−24,8

-

-

-

Erdinger et al.,2004;

Италия

17,8−70,8

 

 

 

 

Fantuzzi et al.,2001;

-

25−43

1,8−2,8

0,5−10

0,1

Aggazzotti, 1998

Польша

 

35,9−99,7

2,3−14,7

0,2−0,8

до 203,2

Biziuk et al.,1993

Ирландия

105−134

 

 

 

 

Stack et al.,2000

Венгрия

 

2−62,3

1−11,4

 

 

Borsanyi, 1998

Великобритания

 

45−212

2,5−23

0,67−7

0,67−2

Chu & Nieuwenhuiijsen, 2002

Украина

8 − 83

 

 

 

 

Кателевська, 2009

 

Примечание: ∑ ТГМ – сумма тригалометанов, ХФ – хлороформ, БДХМ – бромдихлорметан, ДБХМ – дибромхлорметан, БФ – бромоформ.

Тип и концентрация ТГМ в воде ПБ зависит от многих факторов, связанных с эксплуатацией бассейна, а именно дезинфицирующих веществ, их концентраций, содержания в воде органических веществ, температуры, рН и скорости циркуляции воды, рабочей нагрузки на чашу бассейна, вентиляции и т.д. [6, 7].

В исследованиях, проведенных за рубежом, установлено влияние различных факторов на формирование ТГМ в воде и воздухе ПБ. В частности, обнаружены корреляционные связи между содержанием хлороформа или суммы ТГМ в воде ПБ с одной стороны, и количеством остаточного свободного и связанного хлора, уровнем общего органического углерода, pH и температуры воды, количеством посетителей в ПБ, с другой стороны [7-9].

Учитывая многочисленные последствия для здоровья пользователей ПБ ТГМ [10], существует необходимость сбалансирования потребности в адекватной дезинфекции с потенциальными рисками, связанными с воздействием ППД. Лучшее понимание динамики процессов их образования и распространения является ключом к выбору оптимальных условий эксплуатации ПБ.

Целью работы была гигиеническая оценка факторов, влияющих на образование тригалометанов в воде плавательных бассейнов при общеобразовательных школах.

Материалы и методы исследования. Обследовано 2 ПБ при общеобразовательных школах (ООШ) с различными методами обеззараживания воды и режимами эксплуатации. В ПБ-1 существуют большая, для учеников 5−11 классов и пользователей платных услуг во внеурочное время, и малая, для учеников 1−4 классов, чаши (БЧ и МЧ), в ПБ-2 – одна общая чаша. Вода в ПБ-1 (БЧ и МЧ) хлорируется гипохлоритом натрия, полученным химическим путем, в ПБ-2 − озонируется в комбинации с препаратами хлора.

Отбор проб воды из чаш ПБ осуществляли еженедельно в течение 10 последовательных недель. Для определения содержания ТГМ воду отбирали в емкости из темного стекла с притертыми (вакуумными) пробками. Для предупреждения испарения ТГМ емкость заполняли водой доверху таким образом, чтобы в ней отсутствовали пузырьки воздуха. Одновременно отбирали пробы воды для санитарно-химического анализа и фиксировали температуру воды в чаше. Образцы воды помещали в контейнер для транспортировки, позволяющий поддерживать температуру на уровне 2-8 °С и доставляли в лабораторию в течение 2 часов. Концентрацию основных ТГМ (хлороформа (ХФ), дибромхлорметана (ДБХМ), бромдихлорметана (БДХМ) и бромоформа (БФ)) в воде определяли методом парофазного анализа на газовом хроматографе с электронно-захватным детектором согласно. Санитарно-химический анализ воды проводили в соответствии с методами, приведенными в ДСанПіН 2.2.4-171-10. В каждом бассейне учитывали общее количество посетителей за предыдущую неделю.

В качестве контроля использовали водопроводную воду, которую отбирали из крана в помещении исследуемого ПБ. Статистическую обработку цифровых данных осуществляли методами вариационной статистики и корреляционного анализа; достоверность различий оценивали по t-критерию Стьюдента. Расчеты выполнены с помощью компьютерной программы "Microsoft Office Excel 2007"[11].

Результаты и их обсуждение. Установлено, что концентрация остаточного активного суммарного и свободного хлора в воде всех ПБ была достоверно выше по сравнению с водопроводной водой (табл. 2). При этом самые высокие концентрации свободного активного хлора, превышающие гигиенический норматив, принятый в России, зафиксированы в воде обеих чаш ПБ-1. В ПБ-2 приведенный показатель был достоверно ниже, чем в ПБ-1, и не превышал норматива. Такие расхождения обусловлены особенностями обеззараживания воды, поскольку в ПБ-2, за счет применения комбинированного метода, имеется возможность снизить дозу активного хлора и, соответственно, уменьшить остаточные количества дезинфектанта в ней.

Перманганатная окисляемость (ПО) воды в ПБ-1 колебалась от 4,1 мг/дм3 до 5,77 мг/дм3 в БЧ и от 4,58 мг/дм3 до 6,24 мг/дм3 в МЧ. В ПБ-2 этот показатель составлял от 3,56 мг/дм3 до 6,83 мг/дм3. Достоверных отличий по данному показателю между БЧ и МЧ ПБ-1 и ПБ-2, а также между водой из чаш обоих ПБ и водопроводной водой не выявлено (табл. 2). Отсутствие отличий между водой из чаш ПБ и водопроводной водой можно объяснить задержкой на фильтрах органических загрязнений, попадающих в воду, их окислением вследствие взаимодействия с дезинфектантами (активным хлором, озоном) и пополнением объема воды в чаше чистой водой из водопровода.

Температура воды в обеих чашах ПБ-1 была одинаковой и достоверно ниже, чем в ПБ-2 (табл. 2). Водородный показатель (pH) в воде ПБ-2 был достоверно ниже, чем в обеих чашах ПБ-1 и водопроводной воде. Это связано с тем, что в бассейне с комбинированным методом обеззараживания pH снижают химическим путем с целью повышения дезинфицирующих свойств хлорсодержащих реагентов и уменьшения их доз.

Установлено, что во всех 10 пробах водопроводной воды содержание ХФ и суммы ТГМ не превышало гигиенического норматива – 60 и 100 мкг/дм3 соответственно (табл. 2). При этом процентное содержание ХФ в сумме ТГМ колебалось от 80,99 до 91,75 % и в среднем составляло 84,59±1,07 %.

Во время эксплуатации ПБ-1 в воде обеих чаш образуются ППД, а именно ХФ, ДХБМ и ДБХМ, о чем свидетельствуют достоверно более высокие концентрации этих ТГМ по сравнению с их содержанием в водопроводной воде. Так, во всех пробах воды из обеих чаш ПБ-1 концентрация хлороформа в среднем была в 6 раз выше, чем в водопроводной воде, и в 3 раза превышала ПДК ХФ в ней.

Таблица 2.

Содержание тригалометанов и другие характеристики водопроводной воды и воды из чаш ПБ

Показатель, единицы измерения

Значение показателя в зависимости от метода обеззараживания (M ± m, n = 10)

NaClO (ПБ-1)

NaClO + озон (ПБ-2)

Водопро-

водная вода

Б/Ч

М/Ч

Хлороформ, мкг/дм3

181,91 ± 8,111,2

183,85 ± 7,261,3

43,56 ± 4,601

30,18 ± 4,56

БДХМ, мкг/дм3

7,48 ± 0,721,2

8,33 ± 0,961,2

2,04 ± 0,211

5,10 ± 0,72

ДБХМ, мкг/дм3

0,21 ± 0,082

0,23 ± 0,093

< 0,04

0,10 ± 0,07

Бромоформ, мкг/дм3

< 0,2

< 0,2

< 0,2

< 0,2

Сумма ТГМ, мкг/дм3

189,60 ± 8,501,2

192,41 ± 8,061,3

45,6 ± 4,771

35,38 ± 5,20

Перманганатная окисляемость мг/дм3

5,14 ± 0,21

5,39 ± 0,18

5,04 ± 0,33

4,82 ± 0,28

Хлор остаточный суммарный, мг/дм3

1,05 ± 0,111,2

1,13 ± 0,091,3

0,77 ± 0,091

0,29 ± 0,02

Хлор остаточный свободный, мг/дм3

0,74 ± 0,091

0,78 ± 0,061,3

0,52 ± 0,071

0,21 ± 0,02

pH воды

8,05 ± 0,112

7,99 ± 0,063

7,54 ± 0,141

8,02 ± 0,12

Температура воды, °С

26,8 ± 0,202

27,6 ± 0,273

29,7 ± 0,19

н/о

Количество

посетителей, чел./неделя

736,5 ± 10,612,4

282,2 ± 4,333

613,4 ± 29,17

н/о

Примечание: 1. Отличия достоверны (p ≤ 0,05) при сравнении качества воды:

1 – ПБ и водопроводной воды;

2 – ВЧ ПБ-1 с ПБ-2;

3– МЧ ПБ-1 с ПБ-2;

4– МЧ и ВЧ ПБ-1

2. н/о – не определяли.

Содержание БФ в воде всех ПБ, также как и в водопроводной воде, было ниже предела количественного определения использованного аналитического метода.

В воде ПБ-2, по сравнению с водопроводной водой, из всех определяемых ТГМ только ХФ содержался в достоверно большей концентрации; содержание ДХБМ и ДБХМ было меньшим. При этом ПДК ХФ была превышена только в одной из десяти отобранных проб и только на 5,8 %.

Во всех пробах воды из чаш ПБ в суммарном содержании ТГМ основную часть составлял хлороформ: в БЧ ПБ-1 − от 94,82 до 98,00 % (в среднем 95,88 ± 0,31 %), в МЧ ПБ-1 − от 93,34 до 97,52 % (в среднем 95,64 ± 0,39 %), в ПБ-2 − от 94,5 до 97,09 % (в среднем 95,43 ± 0,24 %). Кроме того, установлена прямая линейная зависимость между количеством ХФ и суммой ТГМ (rs=0,95-1, p<0,01). Полученные данные полностью сопоставимы с результатами проведенных ранее исследований (rs =0,986, p<0,001) [8].

Самые высокие уровни хлороформа обнаружены в воде обеих чаш ПБ-1, в котором для обеззараживания используют гипохлорит натрия (табл. 2): концентрации хлороформа колебались от 132 мкг/дм3 до 216 мкг/дм3 и превышали ПДК ХФ для водопроводной воды в 2 и более раз во всех пробах. В ПБ-2 с комбинированным методом обеззараживания количество ХФ находилось в пределах от 22,2 до 63,5 мкг/дм3. В водопроводной воде концентрация ХФ варьировала от 10,6 до 51,1 мкг/дм3. При этом в ПБ-1 различий между большой и малой чашами по содержанию всех ТГМ не было. В воде ПБ-2 содержание всех ТГМ было ниже, чем в хлорированной воде ПБ-1.

Таким образом, метод обеззараживания воды в ПБ существенно влияет на ее качество. При использовании для обеззараживания воды в ПБ комбинированного метода (хлорирования с озонированием) достигается лучше качество воды по содержанию остаточного активного хлора (свободного и суммарного) и ТГМ по сравнению с хлорированием гипохлоритом натрия.

Ранее нами было доказано, что концентрация хлороформа в воде ПБ зависит от количества остаточного активного хлора [12]. При этом в воде ПБ с одинаковыми методами обеззараживания, но разными условиями эксплуатации уровни ТГМ значительно варьируют. Это свидетельствует о том, что существуют другие детерминанты влияния на образование ТГМ в воде.

Учитывая результаты исследований, проведенных за рубежом, было изучено влияние некоторых факторов (недельной рабочей нагрузки, перманганатной окисляемости, температуры и pH воды) на образование ХФ и ТГМ в воде исследуемых ПБ.

Результаты корреляционного анализа (расчет коэффициентов ранговой корреляции Спирмена) свидетельствуют о наличии статистически достоверной связи между концентрацией хлороформа или суммы ТГМ, с одной стороны, и перманганатной окисляемостью, температурой воды или количеством посетителей в бассейне, с другой (табл. 3). Между образованием ТГМ и pН воды в чашах исследуемых ПБ корреляционная связь не обнаружена.

Таблица 3.

Связь между некоторыми факторами и концентрацией ТГМ в воде ПБ

Результирующий признак

Факториальный

признак

Коэффициенты корреляции (rs) и уровни значимости (р) при разных методах обеззараживания (n=10)

NaClO (ПБ-1)

NaClO + озон

(ПБ-2)

БЧ

МЧ

Хлороформ

Перманганатная

окисляемость

rs = 0,76;

p < 0,05

rs = 0,74;

p < 0,05

rs = 0,76;

p < 0,05

Температура воды

rs = 0,80;

p < 0,01

rs = 0,76;

p < 0,05

rs = 0,73;

p < 0,05

Количество

посетителей

rs =0,97;

p < 0,01

rs =0,88;

p < 0,01

rs =0,82;

p < 0,01

pH

rs = 0,31;

p > 0,05

rs = 0,07;

p > 0,05

rs = –0,37;

p > 0,05

Сумма ТГМ

Перманганатная

окисляемость

rs =0,77;

p < 0,01

rs =0,83;

p < 0,01

rs = 0,76;

p < 0,05

Температура воды

rs = 0,70;

p < 0,05

rs = 0,75;

p < 0,05

rs = 0,73;

p < 0,05

Количество

посетителей

rs =0,97;

p < 0,05

rs =0,81,

p < 0,05

rs =0,82,

p < 0,05

pH

rs = 0,30;

p > 0,05

rs = −0,15;

p > 0,05

rs = –0,37;

p > 0,05

Хлороформ

rs = 0,98; p<0,01

rs = 0,95, p<0,01

rs = 1

 

Положительную связь между содержанием в воде ПБ ХФ или суммы ТГМ и количеством посетителей (рабочей нагрузкой) можно объяснить следующим образом. С увеличением количества посетителей ухудшается качество воды вследствие ее загрязнения органическими веществами, вносимыми пловцами, отражением чего, в определенной степени, является увеличение ПО. Это подтверждается наличием достоверной корреляционной связи между числом пловцов и ПО в воде БЧ (rs = 0,68; p < 0,05) и МЧ (rs = 0,77; p < 0,01) ПБ-1. Для обеззараживания такой воды требуется больше хлорсодержащих реагентов, что в свою очередь приводит к образованию большего количества ППД, в том числе и ТГМ, и ХФ. Именно поэтому с ростом количества посетителей и увеличением ПО, растет и содержание в воде ТГМ и ХФ.

Наличие положительной корреляционной связи между температурой и концентрациями ХФ или суммы ТГМ в воде ПБ-1 и ПБ-2 можно объяснить ускорением реакции образования ППД из имеющихся в воде «предикторов» при повышении температуры в соответствии с правилом Вант-Гоффа.

Полученные нами результаты аналогичны данным, приведенным в работах зарубежных авторов. Так, было показано, что количество ППД в воде и воздухе ПБ возрастает вдвое в бассейне, в котором плавают 40-50 спортсменов, по сравнению с пустым ПБ [9]. В исследованиях, проведенных в Великобритании [7], обнаружена прямая линейная положительная корреляция между концентрацией ХФ или суммы ТГМ в воде и количеством посетителей ПБ (r = 0,7, p < 0,01), а также между содержанием ХФ и температурой воды (r = 0,5, p < 0,01). В то же время в других исследованиях между уровнем ХФ и количеством посетителей ПБ установлена достоверная слабая связь [13, 14]; между уровнем ХФ и температурой воды − слабая связь (r = 0,284, p < 0,05) [10] или связь средней силы (r = 0,4, p < 0,05) [7].

Выводы:

  1. Метод обеззараживания воды в ПБ оказывает существенное влияние на ее качество. При использовании для обеззараживания комбинации хлорирования с озонированием содержание в воде остаточного активного хлора (свободного и суммарного), ХФ, БДХМ, ДБХМ, БФ и суммы ТГМ достоверно ниже по сравнению с водой, обработанной гипохлоритом натрия.
  2. Концентрация хлороформа может быть принята в качестве индикатора присутствия ТГМ в воде ПБ, обеззараживаемой хлорсодержащими реагентами, в том числе в комбинации с озонированием. Это подтверждается процентным содержанием ХФ в сумме ТГМ, которое колеблется от 93,34 до 98,00 %, и в среднем составляет 95,65±0,18 %. Между содержанием ХФ и суммы ТГМ в воде установлена прямая корреляционная связь (rs=0,95-1, p<0,01).
  3. Результаты корреляционного анализа (расчет коэффициентов ранговой корреляции Спирмена) свидетельствуют о наличии статистически достоверной положительной связи между концентрацией хлороформа или суммы ТГМ, с одной стороны, и количеством посетителей в бассейне, перманганатной окисляемостью и температурой воды, с другой. Между образованием ТГМ и pН воды в чашах исследуемых ПБ корреляционная связь не выявлена.

Литература:

  1. Rook J. J. Formation of haloforms during chlorination of natural waters / Rook Jackson. J. // Journal of Water Treatment and Examination.  – 1974. – № 23. – P. 234−243
  2. Caro J. Assessment of exposure of workers and swimmers to trihalomethanes in an indoor swimming pool / Caro J., Gallego M. // Environmental Science and Technology. – 2007. – № 41 (13). – P.  4793−4798
  3. СанПиН 2.1.2.1188−03. Плавательные бассейны. Гигиенические требования к устройству, эксплуатации и качеству воды. Контроль качества.
  4. DIN 19643−1. Подготовка воды для плавательных и купальных бассейнов. Ч.1. Общие требования.
  5. Borgmann-Strahsen, R. Comparative assessment of different biocides in swimming pool water / Borgmann-Strahsen, Renate // International Biodeterioration and Biodegradation. – 2003. – № 51(4). – P.  291−297
  6. World Health Organization (WHO). Guidelines for safe recreational water environments. Volume 2: Swimming pools and similar environments. 2006
  7. Chu H. Distribution and determination of trihalomethanes concentration in indoor swimming pools / Chu H., Nieuwenhuiijsen M. G. // Occupational Environmental Medicine. – 2002. – № 59 (X). – P.  243−247
  8. Trihalomethanes in Lisbon indoor swimming pools: occurrence, determining factors, and health risk classification / Silva Z.I., Rebelo M.H., Silva M.M. et al. ] // J Toxicol Environ Health. – 2012. – № 75(13-15). – P.  878−892
  9. Blood and breath analyses as biological indicators of exposure to trihalomethanes in indoor swimming pools / Aggazzottiu G.,Fantuzzi G., Righi E., Predieri G. // The science of the Total Environment. – 1998. – 217(1-2).– P. 155−163.
  10.  Chlorination disinfectant byproducts in water and their association with adverse reproductive outcomes: a review / Nieuwenhuijsen M.J., Toledano M, Eaton N, et al. // Occupational and Environmental Medicine. – 2000. – № 5.– P. 73−85.
  11.  Лапач С.Н. Статистические методы в медико-биологических исследованиях с использованием Excel / С.Н. Лапач, А.В. Чубенко, П.Н. Бабич – К.: МОРИОН, 2000. – 320 с.
  12.  Бурлака А.І. Тригалометани у воді плавальних басейнів при навчально-виховних закладах в залежності від методу знезаражування / А.І. Бурлака, С.І. Гаркавий, М.М. Коршун, В.О. Прокопов та ін. // Гігієна населених місць. – 2013. – Випуск 61. – С. 105−112.
  13.  Environmental and biological monitoring of chloroform in indoor swimming pools / [Aggazzotti G, Fantuzzi G, Righi E, et al.] // Journal of Chromatography A. – 1995. – № 710. – P. 181–190.
  14. Plasma chloroform concentrations in swimmers using indoor swimming pools /  [Aggazzotti G, Fantuzzi G, Tartoni PL, et al.] // Archives of Environmental Health. – 1990. – №45.– P. 175 –179.

References:

1. Rook J.J. Formation of haloforms during chlorination of natural waters / Rook Jackson. J. // Journal of Water Treatment and Examination.  – 1974. – № 23. – P. 234−243

2. Caro J. Assessment of exposure of workers and swimmers to trihalomethanes in an indoor swimming pool / Caro J., Gallego M. // Environmental Science and Technology. – 2007. – № 41 (13). – P.  4793−4798

3. SanPyN 2.1.2.1188−03. Plavatel'nыe basseynы. Hyhyenycheskye trebovanyya k ustroystvu, эkspluatatsyy y kachestvu vodы. Kontrol' kachestva.

4. DIN 19643−1. Podhotovka vodы dlya plavatel'nыkh y kupal'nыkh basseynov. Ch.1. Obshchye trebovanyya.

5. Borgmann-Strahsen, R. Comparative assessment of different biocides in swimming pool water / Borgmann-Strahsen, Renate // International Biodeterioration and Biodegradation. – 2003. – № 51(4). – P.  291−297

6. World Health Organization (WHO). Guidelines for safe recreational water environments. Volume 2: Swimming pools and similar environments. 2006

7. Chu H. Distribution and determination of trihalomethanes concentration in indoor swimming pools / Chu H., Nieuwenhuiijsen M. G. // Occupational Environmental Medicine. – 2002. – № 59 (X). – P.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Коментар:
Введите код: *

Карта сайту

^