Наукові конференції, Научные конференции » Сучасність, наука, час. (18-20.11.13) » канд. філол. Наук, Гирин О. В. АНГЛИЙСКИЕ ПРЕДИКАТИВНЫЕ ВОЗВРАТНЫЕ ИНТЕНСИФИКАТОРЫ

канд. філол. Наук, Гирин О. В. АНГЛИЙСКИЕ ПРЕДИКАТИВНЫЕ ВОЗВРАТНЫЕ ИНТЕНСИФИКАТОРЫ

Категорія: Сучасність, наука, час. (18-20.11.13), Філологічні науки

канд. філол. Наук, Гирин О. В.

Житомирський державний університет імені Івана Франка

АНГЛИЙСКИЕ ПРЕДИКАТИВНЫЕ ВОЗВРАТНЫЕ ИНТЕНСИФИКАТОРЫ

 

Согласно материалам Британского Национального Корпуса, в современном английском языке в предложениях с местоимениями на-self удельный вес собственно возвратных местоимений составляет 63%, интенсификаторов – 24%, свободных возвратных анафор – 12%, лексикализированных единиц, в состав которых входит возвратное местоимение – 1%. В то время, как собственно возвратные местоимения и свободные возвратные анафоры в англистике выступают объектом лингвистического изучения [1: 343-381; 2: 325-355; 3: 97-109; 4; 5: 285-300], возвратные интенсификаторы находятся на периферии исследовательских интересов.

Традиционно эта функциональная подгруппа возвратных местоимений делится на приименные и приглагольные интенсификаторы. При этом считают, что рефлексивные интенсификаторы в предложении в аппозиции к NP выражают значение исключительности за каким-либо признаком референта, а в аппозиции к VP – значение инклюзивной или эксклюзивной сигнификации референта [6: 360-361; 7: 98].

Приведенная система возвратных значений интенсификаторов английского языка является несколько упрощенной. На наш взгляд, в аппозиции к NP возвратные местоимения употребляются для обозначения:

а) перманентной сигнификации референта, то есть референт занимает более высокую социальную позицию, чем те, что ему противопоставляются, или объективно или субъективно единственным в своем роде:

(1) Barrack Obama himself will sign the document.

б) темпоральной сигнификации референта, то есть референт является более важным в конкретной ситуации, чем другие возможные референты:

(2) To this group had been invited … Archbishop of Canterbury, … the Chairman of the Baptist Union, Winston himself and, of course, the King.

в) релятивной сигнификации референта: эксплицируются отношения типа муж/жена, часть/целое, объект/владелец и т.п.:

(3) Mary’s husband looks after the children. Mary herself has a regular job.

г) логофорической сигнификации референта, то есть репрезентация ситуации сквозь призму восприятия референта.

(4) He was not particularly tall, a little taller than Jane herself.

Как уже отмечалось, приглагольные возвратные интенсификаторы выражают:

а) эксклюзивную референцию, то есть референт выполняет действие, которое мог выполнить, или преимущественно выполняет кто-то другой:

(5) The President wrote the speech himself (without anyone’s assistance);

б) инклюзивную референцию, то есть референт выполняет или намерен выполнить действие, которое уже выполнил кто-то другой:

(6) Don’t tell me how nice it is in Paris. Some time I’ll go there myself (too).

Особый интерес представляют случаи, в которых определение типа интенсификатора является затруднительным из-за возможности инверсии:

(7) It's worthless unless you yourself discover it.

В предложении (7) возвратный интенсификатор yourself может быть интерпретирован как приглагольный с инклюзивным значением или эксклюзивным, и как приименной со значением темпоральной сигнификации референта высказывания. В 68% предложений с приглагольными возвратными интенсификаторами фиксируем инверсивный порядок слов. Из них 69% (что составляет 47% от общего количества предложений с приглагольными интенсификаторами) интенсификатор занимает место непосредственно между именной и глагольной фразами.

Заметим, что приименные интенсификаторы, которые эксплицируют темпоральную сигнификацию референта, в современном английском языке составляют 39% от всех случаев употребления приименных интенсификаторов. Это означает, что более трети приименных интенсификаторов и почти половина приглагольных, в результате инверсии в предложении, семантически сближаются. Это позволяет нам объединить их в третью общую функциональную подгруппу – предикативные интенсификаторы, которые одновременно усиливают семантику слов, обозначающих и исполнителя действия и само действие. Однако для удобства и большей иллюстративности будем рассматривать предикативные интенсификаторы в пределах приглагольных.

В современном английском языке частота реализации интенсификационных значений при усилении семантики глагола имеет такой вид: инклюзивность – 5%, эксклюзивность – 48%, предикативность – 47%.

С позиций диахронии, приглагольные интенсификаторы являются производными от приименных, а именно от тех, которые в языке древнеанглийского периода находились в предложениях непосредственно между NP и VP. Напр.:

(8) gif þin hige wære,/sefa swa searogrim, swa þu self talast (Beo, 593-594).

If your heart were as fierce as you say yourself.

В предложении (8) интенсификатор - формально приименной и указывает на темпоральную сигнификацию референта. Однако можно отметить также и ад'юнктную функцию self, который усиливает семантику глагола. В большей степени это проявляется в предложениях с выпущенным подлежащим, где интенсификатор соответственно занимает каноническую позицию подлежащего в предложении и усиливает семантику глагола:

(9) Selfa ne dorste/under yða gewin aldre geneþan (Beo, 1468-1470).

(he) himself didn’t dare take his life under water

Функция интенсификатора в предложениях такого типа заключается как в усилении семантики глагола, добавляя значение эксклюзивности, так и в подчёркивании важности референта, в основном темпоральной. Таким образом, первые древнеанглийские приглагольные интенсификаторы являются предикативными интенсификаторами.

Следовательно, значения приглагольных интенсификаторов развились с предикативных; они актуализируются в языке с конца древнеанглийского периода с низшей частотой по сравнению с предикативними интенсификаторами.

В среднеанглийском языке функционирование интенсификаторов приобретает другие особенности. По сравнению с предыдущим периодом, удельный вес интенсификаторов в позиции адъюнкта существенно увеличился (с 20% до 61%). При этом зафиксировано также увеличение частоты реализации эксклюзивного значения, что становится доминантным при функционировании приглагольных интенсификаторов (с 21% в древнеанглийском периоде до 64%). В то же время частота реализации инклюзивного значения приглагольного интенсификатора несколько снизилась (с 7% до 4%). В 32% предложений с приглагольными интенсификаторами последние усиливают семантику как именных, так и глагольных фраз, то есть являются предикативными.

В ранненовоанглийском языке зарегистрировано снижение удельного веса приглагольных интенсификаторов, который составил 33%. Экспликация значение инклюзивности осталась на низком уровне. Частота его реализации составила 6%. Значение эксклюзивности реализовывалось в 63%. Предикативные интенсификаторы фиксируем в 31% случаев. По сравнению с предыдущим периодом развития английского языка, функционирование приглагольных интенсификаторов не претерпело существенных изменений за исключением лишь расположение предикативных интенсификаторов, которые теперь могли размещаться в постпозиции к глаголу в прозаических произведениях.

Итак, при синхроническом рассмотрении, приименные интенсификаторы выражают сигнификацию референта, которая может быть перманентной, темпоральной, релятивной или логофорической. Приглагольные интенсификаторы эксплицируют эксклюзивную и инклюзивную сигнификацию референта. При инверсии в предложениях с приглагольными интенсификаторами, значение последних совпадает с темпорально сигнификативним значением приименных интенсификаторов, что позволяет выделить предикативную группу интенсификаторов. Последние усиливают одновременно семантику именной и глагольной фразы. При диахроническом подходе оказывается, что предикативные интенсификаторы существовали в языке еще в древнеанглийском периоде и именно они были источником для появления приглагольных интенсификаторов.

 

Литература:

1. Gast V. Rethinking the relation between SELF-intensifiers and reflexives / V. Gast, P. Siemund // Operations on Argument Structure: A Typological Perspective. – 2002. – Vol. 44,2. – P. 343–381.

2. Keenan E. L. Explaining the Creation of Reflexive Pronouns in English / E. L. Keenan // Studies in the History of English: A Millenial Perspective. – N.Y. : Mouton de Gruyter, 2002. – P. 325–355.

3. König E. Intensifiers as Targets and Sources of Semantic Change / E. König, P. Siemund // Meaning Change – Meaning Variation / [R. Eckardt, K. von Heusinger (eds.)]. – 1999. – Vol. I. – P. 97–109.

4. Lange C. Reflexivity and Intensification in English: A study of texts and contexts: Ph D thesis. Berlin : University of Berlin, 2003. – 189 p.

5. Hole D. Spell-bound? Accounting for unpredictable self-forms in J. K. Rowling's Harry Potter stories / D. Hole // Zeitschrift für Anglistik und Amerikanistik. – 2002. – № 50:3 – P. 285–300.

6. Quirk R. A Comprehensive Grammar of the English Language / R. Quirk, S. Greenbaum, G. Leech, J. Svartvik. – Longman, London-New York, 1985 – 1779 p.

7. König E. Locally free self-forms, logophoricity and intensification in English / E. König, P. Siemund // English Language and Linguistics. – 2000. – № 4.2. – P. 183–204.

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Коментар:
Введите код: *

Карта сайту

^