к. филос. н., Камарали А. В. КОНЦЕПЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

к.филос.н., доц. Камарали А.В.

докторант кафедры философии

Донецкого национального университета

КОНЦЕПЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Истоки теории информационного общества восходят к началу 60-х годов XX в., когда данный термин был введен в США и Японии Ф. Махлупом и Т. Умасео. Ее развитие происходило в 80-е годы, когда с новаторскими работами выступили известные исследователи такие как М. Порат, И. Масуда, Т. Стониер, Р. Кац. Эта концепция, с одной стороны, продолжает позиции европейского позитивизма, идущие от Ж.-А. де Кондорсе и А. де Сен-Симона, и подкреплена авторитетом многих мыслителей XIX века, рассматривавших знание как показатель развитости общества, определяющий будущие пути социальной эволюции; с другой стороны, она позволяет через призму развития науки и технологий обратиться к исследованию новых потребностей и возможностей человека, к эволюции его личности. Такой подход является более продуктивным, чем исследования этих явлений со стороны культуры, искусства и других форм субъективированного выражения личности. Он сочетает преемственность в социальном развитии с провозглашением наступающего радикального сдвига в общественном устройстве, обусловленного переходом к обществу, где информация и знания обретают статус основного производственного ресурса. Последнее особенного активно подчеркивается в рамках концепции технотронного общества, а также доктрин, обозначающих нынешнее общество как «высокоинформированное», «общество знаний» или «социум, в котором знания имеют высшую ценность».

Разновидностью концепции постиндустриального общества – выступает концепция информационного общества, полагающая главным фактором общественного развития производство и использование научно-технической и другой информации. В ее разработку большой вклад внесли Збигнев Бжезинский, Даниел Белл, Джордж Пелтон, Алвин Тоффлер, Ханс Эванс и др. Рассматривая общественное развитие как смену стадий, сторонники информационного общества связывают его становление с доминированием четвертичного, информационного сектора экономики, следующего за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг. Они утверждают, что капитал и труд, как основа информационного общества, уступают место информации и знанию в информационном обществе. Революционизирующее действие информационной технологии приводит к тому, что в информационном обществе социальные слои, классы, группы заменяются социально недифференцированными информационными сообществами. Традиционным громоздким корпорациям противопоставляются малые экономические формы – индивидуальная деятельность на дому, электронный коттедж. Они включены в общую структуру информационного общества с его инфосферой, техносферой и другими сферами человеческого бытия.

Основой концепции информационной цивилизации служит оценка нового общества как резко отличающегося от господствовавших на протяжении последних столетий социальных порядков: происходит снижение роли материального производства; усиливается развитие сектора услуг и информации; иной характер человеческой деятельности; изменяются типы вовлекаемых в производство ресурсов; наблюдается существенная модификация традиционной социальной структуры. В рамках постиндустриализма существует множество более частных подходов, авторы которых предпочитают говорить о постиндустриальном капитализме, постиндустриальном социализме, а также экологическом и конвенциональном постиндустриализме и т.д. Однако фундамент концепции остается прежним, как остается по-прежнему авторитетным имя одного из ее основоположников – Даниела Белла. По Д. Беллу, главный водораздел между индустриальным и информационным обществами лежит в технологической сфере. Теоретическое знание и информатизация, социальная структура приобретает новое значение прежде всего в связи с преобразованиями в области технологий, структуры производства. Радикальные перемены в самом человеке, его менталитете, социокультурном строе отходят на задний план. Но это и есть продолжение основных принципов индустриального общества, хотя и на технологическо-информационной стадии его развития. Кроме того, Д. Белл исходит из тенденций, которые наблюдаются в странах западного мира. Он оставляет в стороне тенденции, которые наблюдаются в странах, находящихся в доиндустриальном и раннеиндустриальном обществе, где проживает подавляющее большинство населения, игнорирует растущую пропасть между богатыми и бедными странами. Несмотря на эти моменты, информационная доктрина имеет существенный недостаток, заключающийся в том, что она не дает исследователю инструмента осмысления того развития, которое привело к становлению индустриального, а позднее и постиндустриального общества.

Абсолютное большинство авторов, рассуждающих о новой эпохе, обеспокоено тем, что в наиболее развитых цивилизациях XXI в., а именно в странах Запада, технико-экономическая компонента не только доминирует, но под час и подавляет культурно-этическую составляющую. В период становления и зрелости информационного общества утверждаются идеалы и нормы этики, отвечающие сущности гуманистического общества, ушедшие вперед и от нигилизма, и от религиозного возрождения переходного периода, - идеалы, ядро которых – в самоутверждении и всестороннем развитии человеческой личности, в оптимистическом признании перспектив ступенчатого, цикличного прогресса человеческого общества, в терпимости к идеалам, верованиям, этическим нормам других людей. Зачатки такой идеологии и морали уже сейчас созревают во многих странах, но пока не являются преобладающими.

Поиск по сайту

Конференции

Please publish modules in offcanvas position.