Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Роман В. В., Куренная К. Д. К ВОПРОСУ О КОНТЕКСТУАЛЬНОМ УПОТРЕБЛЕНИЕ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ

УДК: 81'373

 

К ВОПРОСУ О КОНТЕКСТУАЛЬНОМ УПОТРЕБЛЕНИЕ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ

Роман В. В., Куренная К. Д.

Донбасcкий государственный педагогический университет, Украина, Славянск

 

Статья посвящена изучению процесса адаптациизаимствованной лексики в работах лингвистов конца XIX в. – начала XX в. Рассматриваются основные закономерности, примеры и особенности употребления заимствованных лексем в русском и украинском языках и определяется их контекстуальное значение (на материале средств массовой информации).Обосновано, что заимствованные слова вступают в различные сочетания и нередко требуют выбора новых переводных эквивалентов, не зарегистрированных в словарях.

Ключевые слова: процесс адаптации, заимствование, контекст, значение, средства массовой информации.

 

Роман В. В., Куренна К. Д. До питання про контекстуальне вживання лексичних запозичень/ Донбаський державний педагогічний університет, Україна, Слов’янськ

Стаття присвячена вивченню процесу адаптації запозиченої лексики у роботах лінгвістів кінця XIX ст. - початку XX ст. У статті розглядаються основні закономірності, приклади та особливості вживання запозичених лексем в російській і українській мовах і визначається їх контекстуальне значення (на матеріалі засобів масової інформації). Доведено, що запозичені слова вступають в різні поєднання і нерідко вимагають вибору нових перекладних еквівалентів, які не зареєстровані в словниках

Ключовi слова: процес адаптації, запозичення, контекст, значення, засоби масової інформації.

 

Roman V. V., Kurenna К. D. To the question about contextual using of lexical borrowings/ Donbas State Teachers’ Training University, Ukraine, Sloviansk

The article is devoted to consideration of process of adaptation of borrowed words in the linguistic works at the end of the XIXth – the beginning of the XXth century. The main regularities, examples and peculiarities of using borrowed words in Russian and Ukrainian languages are investigated, as well as their contextual meaning is defined. It is proved that borrowed words can be parts of different word-combinations and demand new translation equivalents which are not registered in dictionaries.

Key words: process of adaptation, borrowing, adequate understanding, contextual meaning, broad and narrow context, explanatory context, extralinguistic situation.

 

Вступление. Основные социальные изменения оказали немаловажное влияние на современную языковую ситуацию и существенно отразились в активной динамичности языковой системы. Как известно, к влиянию социальных факторов в наибольшей степени восприимчива лексическая система языка, являясь самым сложным уровнем, который постоянно совершенствуетсяи пополняется новыми языковыми единицами.

В конце XIX в. – начале XX в. теоретические и практические вопросы функционирования лексических заимствований исследовали Б. М. Ажнюк, А. Т. Аксенова, Л. М. Архипенко, А. А. Брагина, С. П. Гриценко, Г. В. Дружин, Ю. О. Жлуктенко, И. Н. Каминин, Л. П. Кислюк, Л. П. Крысин,И. В. Нечаєва, У. Л. Мрозицкая, С. В. Семчинский, А. А. Стишов и др.

В работах упомянутых исследователей особое внимание посвящено процессу заимствования, в частности вопросу количественного и качественного обновления словаря языка. Эта проблема была освещена в монографиях и диссертационных исследованиях А. А. Брагиной [1], Л. П. Крысина [2], Л. П. Кислюк [3]; вопрос адаптации иноязычных лексем был исследован в трудах Л. П. Крысина [2], Л. М. Архипенко [4], И. В. Нечаевой [5]; изменениям в лексико-семантической системе языка были посвящены работы Г. В. Дружина [6], И. Н. Каминина [7], Л. П. Кислюк [3], У. Л. Мрозицкой [8], А. А. Стишова [9] проблема описания закономерностей функционирования заимствований в условиях современной языковой ситуации была затронута в работах украинских ученых Г. В. Дружина [6] И. М. Каминина [7]. Ученые попытались установить связь между внутрисистемными закономерностями языковой эволюции, ее внешними факторами в соотношении с прагматическими, социолингвистическими и лексикографическими аспектами. Дальнейшее исследование темы, появление новых материалов вызывает необходимость нового обращения к проблеме. Целью статьи является анализ и определение значения заимствованных лексем, их употребление в рамках контекста относительно адекватного значения слова в русском и украинском языках. Материалом для исследования послужила заимствованная лексика из периодической литературы.

Вместе с тем теоретические и практические проблемы лексических заимствований остаются противоречивыми, а следовательно это сказывается на решение конкретних практических задач. Активизация заимствованной лексики вызывает разнообразные дискуссии, как в обществе, так и среди лингвистов в частности. Изучением заимствованных слов сегодня занимаются многие лингвисты, но так как тема исследовательской работы детально в современной лингвистической науке не освещалась, поэтому актуальность статьи обусловлена как необходимостью определения контекстуального значения (смысла) в понимании языковых противоречий и его влияние на адекватное понимание заимствованной единицы, так и изучением процессов лексического заимствования.

В силу сложившихся исторических обстоятельств, в последние годы проникновению иноязычных лексем в язык больше всего способствовала газетная речь, и поэтому произошло заметное обновление лексического состава в газетно-публицистическом стиле русского и украинского языков. Поскольку язык средств массовой информации быстро реагирует на процессы общественной жизни, а богатство его внутренних ресурсов позволяет словесно отобразить широкую гамму оттенков значений новых слов в различных контекстах, то он, прежде всего первым реагирует на новации, которые сопутствуют прогрессу и, главным образом, позволяет уловить общий социокультурный фон, отразить динамику общественного сознания через «языковой вкус эпохи» [10, с. 23]. Уместно в связи с этим представляется рассуждения М. А. Жовтобрюха: «В ней [периодической печати] наиболее интенсивно происходит творческий процесс проверки, отбора и закрепления во всенародном употреблении лексических неологизмов, возникновение которых вызвано социальной проблемой» [11, с. 3].

Значительная роль контекста в интерпретации языковых выражений отмечалась неоднократно. Так, например, польский лингвист Е. Курилович отмечает, что «систематическое исследование этой проблемы – одно из самых важных заданий лингвистики в будущем, особенно семантики» 12, с. 240 − 241].

При рассмотрении вопроса о значении контекста и актуализации значения слова уделял внимание Ж. Вандриес: «Во всех случаях значение слова определяется контекстом. Слово используется в окружение и определяет его значение каждый раз. Не что иное, а именно контекст, вопреки разнообразию значений слова, придает «особое» значение; не что иное, а именно контекст очищает слово от его прошлых значений, накопленных памятью, и создает слову «актуальное значение» 13, с. 171.

Для адекватного понимания слова, рассматривая его как полноценную многозначную языковую единицу, следует учитывать, что настоящая жизнь слова реализуется лишь в речи, то есть в контексте. Выбор того или иного соответствия при переводе во многом определяется контекстом, в котором употреблена языковая единица. Под контекстом принято понимать языковое окружение, в котором употребляется лингвистическая единица или же совокупность слов, грамматических форм и конструкций, в окружении которых встречается данное слово 13, с.83. Подчеркнем, что слово – далеко не единственная единица языка; другие лингвистические единицы, такие как фонемы, морфемы, словосочетания и предложения также встречаются не в изолированном употреблении, а в определенном языковом окружении, но свойства слова обнаруживаются в его множественных и разнообразных отношениях с другими словами, тем самым контекст, придает той или иной единице языка однозначность и делает возможным выбор одного из нескольких потенциально существующих эквивалентов данной единицы в языке. Безусловно, роль контекста далеко не ограничивается разрешением многозначности слов и других лингвистических единиц, но важнейшая его функция заключается именно в этом, поэтому значение неологизма приходится выяснять чаще всего из контекста.

В пределах общего понятия контекста различается узкий контекст (микроконтекст) и широкий контекст (макроконтекст). Под узким контекстом имеется в виду контекст предложения, то есть лингвистические единицы, составляющие окружение данной единицы, не выходящее за рамки предложения; широкий контекст – это совокупность языковых единиц, окружающих данную единицу в пределах, лежащих вне данного предложения, иными словами, в смежных с ним предложениях. Точные рамки широкого контекста указать нельзя – это может быть контекст группы предложений, абзаца, главы или даже всего произведения 13. Очень важно при уяснении значения неологизмов принимать во внимание как раз макроконтекст, поскольку именно в нем может содержаться «подсказка», поэтому возможность адекватного понимания иноязычного слова определяется в большинстве случаев наличием комментария.

При всей непонятности слова, употребляемого впервые, контекст если и не способен полностью раскрыть его смысл, то все же может дать некоторое представление о предмете или понятии, обозначенном им. Проиллюстрируем данное положение примерами из периодической литературы: «Директор «Студії 1+1» вважає, що за час свого перебування у вітчизняному ефірі ТСН сформувалася і устоялася якнайкраще. Нещодавно на екрані з’явилися так звані флешки – анонси випусків новин. Вони оперативно інформують глядача про події, які на даний момент відчуваються у країні і світі» [«Голос України» рубрика: «Шість років новин», 10 січня 2003]. Из данного контекста смысл лексемы совершенно ясен, поскольку инолексема используется с дополнительным атрибутивным уточнением, но в украинском языке лексема флешик (от англ. – flash) имеет значение «спалах, блискання, проблиск». «Самые лучшие ныряльщики пребывают под водой всего несколько минут. Ну что же увидишь за такое мизерное количество времени? А ведь интересно, что же там, в воде, происходит…. Так любопытство человека подвигло его на изобретение акваланга. Заменив аквалангом несуществующие жабры, человек проник в водное царство. Хотите все увидеть собственными глазам? Тогда давайте займемся дайвингом, т.е. подводным погружением» [«Стиль жизни», «Инструкция для начинающих дайверов», Т.Сорокина 27 октября 2003]. В данном примере семантика заимствованной лексемы дайвинг (от англ. – diving «погружение, прыжок в воду») дана с прямым его значением, так как слово вошло в лексическую систему русского язика именно с этим смыслом. «Выход предпоследней «Матриц» сопровождается выпуском целой серии «сопутствующих товаров»: компьютерной игры, серии мультфильмов в стиле аниме, не говоря уже о непременных товарах легкой промышленности, – футболках, игрушках и т.д».«Зеркало недели», «Искусство поедать мороженое» Е. Паньо, 27 декабря 2003. В контексте заимствованная лексема аниме (от англ. – animation «мультипликация») употреблена наряду со словосочетанием (серия мультфильмов), которое уже закрепилось в языке и поэтому семантика слова точно передается носителю языка.

Следовательно, из приведенных выше примеров видно, что значение слова главным образом уточняется в контексте значениями других слов. Во всех этих случаях, утрата некоторой вещественной специфики, характеризуемой русским (украинским) словом, возмещается полной ясностью его использования в контексте при большей или меньшей степени близости выражаемого понятия.

При исследовании средств массовой информации, в частности газетных и журнальных статей, можно сделать вывод, что большинство заимствованных лексем сопроваждается описательным переводом, который обычно находит свое выражение в так называемых оценках речи, в развернутом виде – в комментирующих контекстах, в детализированных толкованиях слов. И в зависимости от этого, для его описания требуются “обстановочные” контексты различного объема и структуры или непосредственный комментарий.

«Обстановочный» контекст – исходный, опорный момент при характеристике, описании слов, культурный компонент смысла которых обусловлен политическим, идеологическим осмыслением соответствующих понятий и явлений действительности, литературными реминисценциями и ассоциациями [14. Поскольку культурный компонент смысла слова неоднороден, и может иметь интеллектуальное и экспрессивное содержание, то ярче всего семантическое значение раскрывается в «обстановочных» контекстах, в непосредственных комментариях слова, вернее, его словоупотребления.

Описательный комментарий используют, когда по тем или иным причинам калькирование невозможно. При данном способе происходит расширение компонентного состава, значительно изменяется структурно – грамматическая организация предложения, что в свою очередь ведет к неизбежной потере определенной информации за счет образности и экспрессивности, что лишает контекст характерного ему национального колорита и своеобразия. Учитывая специфику данного способа, необходимо отметить главное преимущество, которое состоит в том, что при использовании описательного комментария исключается недопонимание семантики заимствованной лексемы, что часто происходит, когда новое слово заимствуется с новым понятием.

Во всех приведенных случаях преобладает объяснительный способ употребления заимствованного слова, поскольку в контексте содержится «скрытый» комментарий. Объяснительный перевод стоит ближе к толкованию слова, но он все же остается переводом и пригоден для использования в реальном контексте. Однако, даже при оптимальном подборе объяснительного эквивалента, ему присущи такие недостатки, как многословность и некоторая факультативность эквивалента в языке.

Наряду с этим нередко имеют место случаи, когда даже максимально широкий контекст не содержит в себе никаких указаний относительно того, в каком именно значении употребляется в данном случае та или иная полисемантическая единица. В этих случаях для получения требуемой информации необходим выход за пределы языкового контекста и обращение к экстралингвистической ситуации. Под «ситуацией» имеется в виду во-первых, ситуация общения, то есть та обстановка в которой совершается коммуникативный акт; во-вторых, предмет сообщения – совокупность фактов, описываемые в тексте; в-третьих, участники коммуникации, то есть говорящий (пишущий) и слушающий (читающий). Подтвердим вышеизложенное положение примерами из газетных статей: «И чеготолько не придумают эти сказочники: и скандала вокруг образа Эльфа Додди, до ужаса, похожего на президента; и скандал вокруг копирайта,и истории о том, что нет никакой Дж. Роуминг, что это коллективный псевдоним, под. которым творять как минимум п’ять человек, и расчетливое оттягивание выхода новой книги» [«Зеркало недели», «Искусство подать мороженое», Е. Паньо, 27 декабря 2003]. Поскольку в данном примере нет никаких дополнительных комментариев, указаний относительно использования инолексемы «копирайт» (от англ. –copyright «авторское право»), то адекватное понимание возможно лишь при знании реальной обстановки в общественной жизни страны (в частности в период написания газетной статьи). Данный пример убедительно говорит о важности учета экстралингвистических факторов при переводе, что во многих случаях является необходимым условием для правильного выбора соответствия той или иной иноязычной единице в процессе употребления [10].

Как видим, перевод с языка на язык может быть не адекватен из-за различия понятийных систем, но решающую роль в формировании информации, знаний носителя языка играет связь языковых единиц и ситуация, то есть контекст.

Выводы. Осуществленный нами анализ и рассмотрение проблемы, позволяет сделать вывод: во-первых, заимствованные слова вступают в различные сочетания и нередко требуют выбора новых переводных эквивалентов, не зарегистрированных в словарях. Во-вторых, как показало наше исследование, процесс употребления иноязычной единицы и определение адекватного понимания эквивалента в основном обусловливается рядом факторов, таких как: узкий или широкий контекст и экстралингвистическая ситуация. Владение контекстом и знание семантических значений слова ведет к правильному выбору соответствующего эквивалента в переводе. Все сказанное выше подтверждает значение контекста, преобразующая сила, которого расширяет информационные границы сообщения, обеспечивает его насыщение дополнительным содержанием, модальностью, экспрессией.

Таким образом, проведённое исследование помогло рассмотреть частично анализируемый аспект, но осталось ещё много спорных вопросов, которые требуют дальнейшего рассмотрения, поскольку изучены далеко не все способы адаптации заимствованных лексем. Расширение сферы функционирования лексических заимствований, употребление инноваций в необычном контексте (или необычном значении) в средствах массовой информации, вхождение иноязычного элемента вместе с другими номинациями языка-реципиента в одни и те же лексические подсистемы указывают на динамику процесса освоения заимствований и отражают тенденцию проникновения иностранных слов в любой язык и различные сферы человеческой деятельности и поэтому, этот вопрос представляет собой огромное поле деятельности для всестороннего изучения и без сомнения, можно констатировать, что дальнейшее изучение процесса адаптации заимствований, будет целесообразным и необходимым.

 

Литература:

1. Брагина А. А. Лексика и культура страны : изучение лексики в лингвострановедческом аспекте / А. А. Брагина. – М. : Рус. яз., 1986. – 152 с.

2. Крысин Л. П. Иноязычные слова в современном русаком языке / Лев Петрович Крысин. – М. : Наука, 1968. – 207 с.

3. Кислюк Л. П. Словотвірний потенціал запозичень у сучасній українській літературній мові (на матеріалі англійських та німецьких запозичень) : автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. філол. наук : спец. 10.02.15 «Загальне мовознавство» / Лариса Павлівна Кислюк. – К., 2000. – 17 с.

4. Архипенко Л. М. Іншомовні лексичні запозичення в українській мові: етапи і ступені адаптації (на матеріалі англіцизмів у пресі кінця XX – початку XXI ст): автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. філол. наук : спец. 10.02.01 «Українська мова» / Людмила Михайлівна Архипенко. – Харьків, 2005. – 23 с.

5. Нечаева И. В. Актуальные проблемы письменной адаптации иноязычных заимствований: автореф. дис. на соиск. уч. степени канд. филол. наук: спец. 10.02.01 «Русский язык» / Ия Вениаминовна Нечаева. – М., 2008. – 30 с.

6. Дружин Г. В. Cучасні лексичні запозичення: прагматика, семантика, соціолінгвістика : автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. філол. наук : спец. 10.02.02 «Російська мова» / Геннадій Вікторович Дружин. – Дніпропетровськ, 2000. – 17 с.

7. Каминін І. М. Структурно-семантичне освоєння запозичених слів у сучасній українській літературній мові:(на матеріалі побутової лексики) : дис... канд. філол. наук : 10.02.02 «Російська мова» / Каминін Ігор Миколайович. – Харьків, 1994. – 191 с.

8. Мрозіцька У. Л. Інтра- та екстралінгвістичні чинники розвитку мови-реципієнта (на матеріалі латинських запозичень в українській мові) : автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. філол. наук: спец. 10.02.15 «Загальне мовознавство» /Уляна Любомирівна Мрозіцька. – К., 2002. – 18 с

9. Стишов О. А. Українська лексика кінця ХХ століття (на матеріалі мови засобів масової інформації) / О. А. Стишов. – К. : Вид. центр КНЛУ, 2003. – 288 с.

10. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров. – М. : Русский язык, 1983. – 239 с.

11. Жовтобрюх М. А. Мова української періодичної преси (кінець XIX – початок XX ст.) / М. А. Жовтобрюх – К. : Наук. думка, 1970. – 303 с.

12. Курилович Е. Очерки по лингвистике. / Е. Курилович. – М. : Изд. Иностр. Лит., 1962. – 456 с.

13. Вандриес Ж. Язык. / Ж. Вандриес. – М. : Русский язык,1937. – 354 с.

14. Кротевич Е. В, Родзевич Н. С. Словник лінгвістичних термінів. / Е. В. Кротевич, Н. С. Родзевич. – К.: Наука, 1957. – 543 с

 

References:

1. Bragina A. A. Leksika i kulturastrany : izuchenieleksiki v lingvostranovedcheskom aspekte / A. A. Bragina. – M. : Rus. yaz., 1986. – 152 s.

2. Krysin L. P. Inoyazychnyeslova v sovremennom russkom yazyke / Lev Petrovich Krysin. – M. : Nauka, 1968. – 207 s.

3. Kysliuk L. P. Slovotvirnyi potentsial zapozychen u suchasnii ukrainskii literaturnii movi (na materiali anhliiskykh ta nimetskykh zapozychen) : avtoref. dys. Na zdobuttia nauk. Stupenia kand. filol. nauk : spets. 10.02.15 «Zahalne movoznavstvo» / Larysa Pavlivna Kysliuk. – K., 2000. – 17 s.

4. Arkhypenko L. M. Inshomovni leksychni zapozychennia v ukrainskii movi: etapy i stupeni adaptatsii (na materiali anhlitsyzmiv u presikintsia XX – pochatku XXI st): avtoref. dys. na zdobuttia nauk. Stupenia kand. filol. nauk : spets. 10.02.01 «Ukrainska mova» / Liudmyla Mykhailivna Arkhypenko. – Kharkiv, 2005. – 23 s.

5. Nechaeva I. V. Aktualnye problemy pismennoy adaptatsiii noyazychnykh zaimstvovaniy: avtoref. dis. nasoisk. uch. Stepeni kand. filol. nauk: spets. 10.02.01 «Russkiy yazyk» / Iya Veniaminovna Nechaeva. – M., 2008. – 30 s.

6. Druzhyn H. V. Cuchasni leksychni zapozychennia: prahmatyka, semantyka, sotsiolinhvistyka : avtoref. dys. na zdobuttia nauk. Stupenia kand. filol. nauk : spets. 10.02.02 «Rosiiska mova» / Hennadii Viktorovych Druzhyn. – Dnipropetrovsk, 2000. – 17 s.

7. Kamynin I. M. Strukturno-semantychne osvoiennia zapozychenykh sliv u suchasnii ukrainskii literaturnii movi:(na materiali pobutovoi leksyky) : dys... kand. filol. nauk : 10.02.02 «Rosiiska mova» / Kamynin Ihor Mykolaiovych. – Kharkiv, 1994. – 191 s.

8. Mrozitska U. L. Intra- ta ekstralinhvistychni chynnyky rozvytku movy-retsypiienta (na materiali latynskykh zapozychen v ukrainskii movi) : avtoref. dys. na zdobuttia nauk. Stupenia kand. filol. nauk: spets. 10.02.15 «Zahalne movoznavstvo» /Uliana Liubomyrivna Mrozitska. – K., 2002. – 18 s.

9. Styshov O. A. Ukrainska leksyka kintsia XX stolittia (na materiali movy zasobiv masovoi informatsii) / O. A. Styshov. – K. : Vyd. tsentr KNLU, 2003. – 288 s.

10. Vereshchagin Ye. M., Kostomarov V. G. Yazyk i kultura. / Ye. M. Vereshchagin, V. G. Kostomarov. – M. : Russkiyyazyk, 1983. – 239 s.

11. Zhovtobriukh M. A. Mova ukrainskoi periodychnoi presy (kinets XIX – pochatok XX st.) / M. A. Zhovtobriukh – K. : Nauk. dumka, 1970. – 303 s.

12. Kurilovich Ye. Ocherki po lingvistike. / Ye. Kurilovich. – M. : Izd. Inostr. Lit., 1962. – 456 s.

13. VandriesZh. Yazyk. / Zh. Vandries. – M. : Russkiy yazyk,1937. – 354 s.

14. Krotevych E. V, Rodzevych N. S. Slovnyk linhvistychnykh terminiv. / E. V. Krotevych, N. S. Rodzevych. – K.: Nauka, 1957. – 543 s.

Site search

Конференции

Please publish modules in offcanvas position.